05
март
2010

Тайна «бурятского» Указа Петра Великого - историческое эссе Владимира Митыпова

10 марта 1703 г. Пётр I принимал у себя представителей бурятских родов и от имени высшей власти гарантировал их право на вечное владение своими родовыми землями. Что и было узаконено официальным Указом от 4 апреля того же года.

Более 300 лет считалось бесспорным, что «земельный вопрос» был единственной и исчерпывающей причиной встречи Петра с делегацией из далёкого Забайкалья.

Но так ли это?

Сегодня становится всё более очевидным, что данное событие, каким бы второстепенным оно ни казалось нам сегодня, нельзя рассматривать в отрыве от сложившегося в тот момент геополитического положения Российского государства.

Поражение под Нарвой (1700 г.), ставшее началом 20-летней Северной войны со Швецией, нарастающая угроза войны с Турцией, напряженные отношения с Китаем, который в 1689 г. вынудил Россию ликвидировать свою крепость Албазин на левобережье Амура, − все эти факторы стали причиной обострённого внимания Пётра к делам не только западным, но и восточным.

Поэтому с логической неизбежностью представляется, что в составе приехавшей к царю бурятской делегации было несколько таких персон, каких сегодня мы называем «сотрудниками секретных служб».

Отсюда, видимо, и зародилась традиция прибегать к помощи уроженцев Бурятии при «изучении Востока», − традиция, которая была успешно продолжена и в дальнейшем. Примером чему, по мнению многих, может служить хотя бы знаменитое путешествие Г. Цыбикова в недоступное вплоть до ХХ века сердце Тибета – священный город Лхасу…

Поодробнее весь текст исторического эссе «ПЕТР ПЕРВЫЙ И БУРЯТИЯ» читайте в прикрепленном файле.